название сайта
Авторизация

Арсен Венгер – последний футбольный диктатор

В некоторые моменты можно было подумать, что этот сезон и вправду станет последним. После унизительного поражения от Баварии Арсен Венгер выглядел разбитым — ремарки о «переменах» проскакивали даже в словах француза.

Бывший нападающий Арсенала Иан Райт признавался, что в частной беседе наставник Канониров показался ему человеком, настроенным на уход.

Не исключено, что Венгер думал о подобном. При этом менеджер оттягивал с принятием решения. Это могло выглядеть поиском удобного момента для оглашения новости о продлении контракта, но, скорее всего, Венгер и сам нуждался в доводах — в матчах, которые подтвердят важность его правления и отгонят пугающие мысли о пенсии.

Тем более что никакой пенсии для француза не существует. Внимательно читая его интервью последних лет, можно понять, что отход от футбола для Венгера подобен смерти. один из лучших менеджеров в истории Арсенала просто не мыслит жизни без этого клуба.
Тони Адамс наверняка накопил немало личных обид на экс-наставника, преграждающего дорогу легендам клуба. В его длительных рассуждениях о мотивах Арсена Венгера, тем не менее, был важный момент, указывающий на основную суть происходящего. Адамс говорил об огромной зарплате француза и маленьких (в сравнениях с другими топ-клубами) финансовых доходах тренеров молодежной команды Арсенала. Упрек в жадности оставим за скобками, обратившись к другой ремарке. «И это не значит, что ему нужны эти деньги, чтобы устраивать пышные вечеринки и жить красивой жизнью. У него, по сути, нет друзей для этого, кроме парочки человек во Франции».


У Арсена Венгер не много друзей, о его личной, семейной жизни известно крайне мало. Называть наставника Арсенала «затворником» было бы чересчур, но он точно подходит под определение «социально неактивного человека». Арсенал за 20 лет правления стал всей его жизнью, и вещи за пределами лондонского клуба, скорее, должны быть моральной поддержкой. Споры о том, правильно ли решение Венгера остаться с точки зрения развития клуба, ошибочны в своей постановке. Арсен Венгер принимает правильное решения для себя. Как и любой диктатор, давно держащий власть в своих руках, он прямо ассоциирует клуб с собой — его сознание просто не работает в направлении, допускающим передачу правления. Когда что-то подобное происходит, Венгер пытается скорее переубедить себя в обратном — и победа в Кубке Англии с просто хорошей (но бессмысленной) серией результатов в чемпионате становится достаточным аргументом.

Когда француз говорит о том, что ради Арсенала он в своем время отказался не от одной заманчивой должности, не верить его словам нет смысла. Венгер — один из наиболее уважаемых специалистов в мире и человек, выигравший немало титулов в прошлом и позапрошлом десятилетиях. И это не только вопрос преданности: в большей степени это касается того, что ни один клуб в мире не предложил бы Арсену того, что он имеет на Эмирейтс. Тотального контроля.

Менеджер не может мечтать ни о чем большем. Масса тренеров выказывали симпатию Венгеру в его сложном положении по ходу этой кампании, но правда в том, что почти каждый из них мечтал бы оказаться на его месте. Любой специалист желает обладать такой властью — когда твой следующий день четко определен, а клубное руководство выказывает полное доверие твоим решениям на трансферном рынке. Это абсолютная зона комфорта, и стресс, связанный с гневом части болельщиков, – сущий пустяк в сравнении с реальной угрозой быть уволенным. Венгер заслужил такое положение фантастическим ранним этапом работы в Арсенале. После он оказался достаточно классным тренером для того, чтобы это положение поддержать — не победами, но сохранением «стабильности», полностью устраивающей владельцев клуба.


Еще два года в контракте могут быть не последним дополнением. Венгер, даже если его роль частично ограничат появлением спортивного директора, вряд ли привнесет в команду что-то большее. Проблема Арсенала давно вышла за пределы кадровой и стало психологической. То, что Венгер даст — это гарантию, что Канониры, даже не борясь за главные призы, сохранят приемлемую дистанцию от лидеров английского футбола. Его затяжное правление не несет Арсеналу, по сути, никакого вреда и может только ранить чувства тех, кто приходит на футбол за свежими эмоциями, но вынужден переживать бесконечный «день сурка».
Кто-то уже шутит на тему того, что в один год 21 год Венгера будут называть его «ранним этапом правления». Это, если здоровье и физически силы французу позволят, не так далеко от правды. Пример сэра Алекса Фергюсона, самостоятельно решившего уйти на пенсию, может указывать на другой путь, но между шотландцем и менеджером Арсенала есть разница. Фергюсон никогда не переставал побеждать: до конца дней в Манчестер Юнайтед он давал стопроцентное доказательство того, что его методы по-прежнему эффективны, а стиль руководства ведет к прогрессу, а не поддерживает стабильность. Фергюсон мог быть «диктатором» не в меньшей степени, но с возможностью уйти победителем он лишался того, что боится каждый из них — принудительной потери власти. Решение по-прежнему остается за самим Арсеном, но, нажав кнопку «закончить», он сделал бы это под давлением — унизительным ударом по человеку, ассоциирующему клуб со столетней историей только со своим именем.
Арсен Венгер остается последним «футбольным диктатором» в цифровую эпоху быстрых перемен. Раритетом, который можно в одинаковой степени ценить или жаждать оставить в прошлом. Чего не нужно делать, так это надеяться на то, что француз изменится — это противоестественно для людей с такой властью.скачать dle 11.3
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Авторизация